пятница, 5 июня 2020 г.
.
.
chevron_left chevron_right
История

Такой разный Надир шах в сочинениях своих современников

Такой разный Надир шах в сочинениях своих современников

193 Просмотров
Такой разный Надир шах в сочинениях своих современников

Личность Надир шаха Афшара (пр. 1736-1747) вызывала большой интерес как при жизни, так и после его смерти. Об этом свидетельствуют многочисленные исторические сочинения, посвященные описанию его жизни и деятельности, некоторые из которых сразу после создания были переведены на европейские языки.

В статье рассматриваются особенности двух основных хроник исследуемого периода – «Тарих-и джахангуша-и Надири» Мирза Мехди хана Астрабади и «Алам арай-и Надири» Мухаммеда Казима Марви и различие во взглядах этих авторов на исторические события периода правления Надир шаха.

Нельзя не заметить, что на восприятие авторами описываемой действительности существенное влияние оказали положение в обществе, которое они занимали, их мировоззрение и образованность.

Автор первой упомянутой хроники – Мирза Мехди хан Астрабади, мунши аль-мамалик, позднее был назначен Надир шахом придворным историографом «ваге’е-невисом». В его сочинении изложена официальная точка зрения верховной власти на события исследуемого периода. А так как жизнь Надир шаха проходила в постоянных военных походах, то эта официальная хроника представляет собой важный источник по военной и политической истории Азербайджана, Ирана и сопредельных стран во второй четверти XVIII в.

Автор «Алам арай-и Надири» Мухаммед Казим Марви, провинциальный чиновник средней руки, армейский писарь, а позднее сотрудник финансового ведомства города Мерва был простым человеком, работавшим в государственной канцелярии.

Цель создания изучаемых сочинений также разная. Придворная хроника «Тарих-и джахангуша-и Надири» (далее – «Тарих-и Надири») была написана по заказу шаха для прославления его военных подвигов и, разумеется, проходила строгую цензуру. Однако, эта хроника была удостоена высокой оценки Л.Локхарта, автора фундаментального труда о Надир шахе, который считал «Тарих-и Надири» единственной подробной работой, содержащей сведения хорошо осведомленного современника Надира и охватывающей всю жизнь последнего.

В отличие от дворцовой хроники сочинение «Алам арай-и Надири» было создано в результате искреннего преклонения автора перед Надир шахом. По признанию Мухаммеда Казима, оно было написано на основании рассказов, услышанных от свидетелей описываемых событий и своим собственным наблюдениям. Он составил свой труд после смерти шаха. Не боясь цензуры и преследований властей, автор смог выразить свою точку зрения, и поэтому его сочинение отличается относительной объективностью и искренностью.

Мирза Мехди хан, признанный мастер высокого стиля, виртуозно владел различными стилистическими приемами – метафорами, сравнениями, аллегориями. Его сочинение пересыпано рифмованной прозой, цитатами из Корана, поэтическими отрывками, большей частью из Хафиза, что нередко затрудняет осмысление описываемых событий. Сочинение Мирза Мехди хана признано ярким образцом своеобразного литературного жанра – «художественной» истории, который сформировался на Востоке в результате взаимодействия и развития прозаической и исторической литературы.

В отличие от предыдущего источника «Алам арай-и Надири» написано простым и понятным языком. Сочинению Мухаммеда Казима, служившего в государственной канцелярии, характерен сухой стиль изложения с использованием оборотов и выражений из шахских фарманов и писем.

Но, вместе с тем, это не скучное жизнеописание Надир шаха, а живое повествование, изобилующее легендами, преданиями, притчами и даже ходившими в то время слухами о Надире. Хотя эти легенды не всегда правдоподобны, а порой даже фантастичны, но, тем не менее, они вносят яркие нюансы в повествование автора, которому удалось передать образ Надира через видение простого народа. При критическом изучении из этих преданий можно почерпнуть много полезного, тем более, что некоторые факты из них находят подтверждение в других современных источниках.

Обе истории носят панегирический характер, но если «Тарих-и Надири» – официальная хроника, составленная придворным летописцем по заказу шаха, то «Алам арай-и Надири» была написана по собственному желанию автора, и однозначно назвать это сочинение панегирическим нельзя. Хотя для Мухаммеда Казима Надир – спаситель страны от иноземных захватчиков и герой, которого он, как правило, возвеличивает, тем не менее, мы сталкиваемся с комментариями автора, осуждающими шаха, чего никак не мог позволить себе автор «Тарих-и Надири».

Так, Мухаммед Казим, рассказывая о коронации Надира в Муганской степи, об убийстве шаха Тахмасиба II и его семьи, некоторых эпизодах похода Надира в Индию и других, позволяет критические высказывания в адрес своего героя.

Источниковедческая ценность «Тарих-и Надири», прежде всего, состоит в строгом соблюдении хронологического изложения важнейших событий периода правления Надир шаха. Необходимо отметить необычайную скрупулезность и точность автора в повествовании событий, участником которых он был. Дело в том, что Мирза Мехди хан, занимавший высокое положение при дворе («ваге’е-невис» в числе семи важных государственных должностей входил в Совет эмиров (Омара-и джанги), был к тому же одним из самых близких и доверенных лиц шаха. Он сопровождал последнего не только в военных походах, но и в мирное время участвовал в решении государственных дел. Поэтому Мирза Мехди хан был лучше, чем кто-либо, осведомлен обо всех политических событиях того времени.

В изложении же Мухаммеда Казима нужно отметить некоторые несоответствия, отсутствие дат, приводящих к нарушению хронологического порядка, что, разумеется, затрудняет осмысление описываемых событий. Кроме того, в сочинении достаточно много орфографических и стилистических ошибок, что также затрудняет исследовательскую работу над источником.

В описании боевых действий и сражений, в которых участвовал Надир, работе Мирза Мехди хана нет равных: в этом сочинении можно найти данные, которые невозможно встретить ни в одном другом источнике. К примеру, здесь даются не только точные даты битв, численность войск с каждой стороны, но и количество солдат от каждого рода войск, а также называются имена командующих как своей, так и армии противника.

Так, в рассказе о военных действиях с османской армией в 1147/1734 г. Мирза Мехди хан дает точную численность войск противника, которая составляла 80 тыс. всадников и 50 тыс. пехотинцев (эти сведения были получены от попавшего в плен Мухаммеда Ага Захиречи, начальника хозяйственного управления военного ведомства Османской империи). В то время как Мухаммед Казим, описывая те же события, сильно преувеличивает количество солдат вражеской армии и приводит ошибочную цифру – 300 тыс. человек.

Но из труда Мухаммеда Казима можно почерпнуть много полезного о военном искусстве и стратегии Надир шаха, гением которого восхищался автор. Эти сведения являются ценными при изучении устройства армии Надира и мер, предпринятых им, по укреплению и повышению боеспособности своего войска, благодаря чему ему удалось превратить слабое сефевидское войско в самую мощную армию не только в Азии, но во всем мире в исследуемый период.

В сочинении автор не только систематизирует состав армии по отдельным родам войск, командный состав – по рангам, но и сообщает сведения о воинских званиях и должностях, суммах зарплат военных, а также рассказывает об обычаях, существовавших в армии того времени. Как свидетель описываемых событий, Мухаммед Казим подробно рассказывает, как закладывался военный лагерь и осуществлялась осада города, а также описывает различные виды огнестрельного оружия, состоявшее на вооружении армии Надира.

Мирза Мехди хан, благодаря занимаемой должности «мунши аль-мамалика» (соответствует посту министра иностранных дел), был в курсе всех внешнеполитических вопросов государства, поэтому сведения автора «Тарих-и Надири» при освещении вопросов, касающихся внешней политики государства, также представляют ценность и вызывают большое доверие.

В данном источнике приводятся результаты переговоров и обмена дипломатическими посольствами с иностранными государствами. Известно, что автор продолжал участвовать не только в составлении дипломатических посланий Надир шаха с правителями соседних стран, но и официальных документов, тексты которых приводятся в «Тарих-и Надири».

Сведения об иностранных послах, прибывших ко двору Надир шаха, встречаются и в «Алам арай-и Надири», однако, зачастую полное отсутствие дат затрудняют изучение данного источника. Конечно же, сведения в этой области Мирза Мехди хана более достоверны, чем у Мухаммеда Казима и других авторов современных источников.

Справедливости ради, надо отметить, что, несмотря на то, что Мирза Мехди хан составлял свою хронику под пристальным вниманием Надира, придворный летописец не обходит молчанием и некоторые военные неудачи шаха, о которых он, как и о победах, рассказывает одинаково живописно.

Так, поражение, нанесенное армии Надира в кровавой битве в 1146/1733 г. с Топалом Османом пашой, изображено автором с необычайной силой. Однако, в большинстве случаев Мирза Мехди хан склонен к преувеличениям или искажениям действительности, нередки случаи умалчивания нелестных фактов, которые могли бы бросить тень на образ Надира как справедливого правителя и героя. К примеру, при описании каждой победы, одержанной шахской армией, автор, создавая героический образ Надира, говорит только о заслугах шаха, пытаясь умалить роль других командующих армии, а также вождей племен, героически сражавшихся с врагом.

Многих прославленных полководцев своей армии летописец изображает слабыми, некомпетентными командирами, зачастую даже не упоминая их имен. Это объясняется строгой цензурой Надира, который, несомненно, знакомился с каждой новой главой и вносил свои замечания и поправки.

Как пример утаивания нелицеприятных для шаха событий можно привести факт ослепления сына шаха – Реза Кули Мирза, отсутствующий в «Тарих-и Надири». Зато Мухаммед Казим подробно обсуждает и осуждает этот поступок Надир шаха. Другое событие, о котором Мирза Мехди хан упоминает вскользь – это подавление мятежа Мухаммед хана Белуджа в Шуштере в 1146 г. (1733 г.). Тогда как реальную картину и масштабы кровавой бойни в Шуштере, устроенной солдатами Надира, можно воссоздать по подробным описаниям Мухаммеда Казима.

Завоевание Надир шахом Могольской Индии в 1739 г. также по-разному преподносится изучаемыми авторами. К примеру, Мирза Мехди хан полностью обходит молчанием печально известную резню жителей Дели солдатами Надир шаха, ав «Алам арай-и Надири» это событие описывается во всех подробностях. Мухаммед Казим с волнением рассказывает о реально происходивших событиях, когда выпившие солдаты, пытаясь захватить женщин, нападали на дома мирных жителей. Это вызвало реакцию протеста простых людей, ответивших резким отпором солдатам Надира, что, всвою очередь, послужило поводом для разрешения устроить кровавую бойню и грабеж в Дели, (хотя ранее Надир в знак доброй воли решил отказаться от традиционного разграбления завоеванной столицы).

Большой научный интерес для исследователей представляют сведения Мухаммеда Казима об административных реформах и изменениях в налоговой системе Надир шаха. Только в этой хронике можно встретить сообщение о том, что Надир для сокращения числа могущественных эмиров, упразднил важные государственные посты. Автор «Алам арай-и Надири» также сообщает о налогах, увеличении налогового бремени и тяжелом положении населения, что полностью отсутствует в хронике Мирза Мехди хана.

Кроме того, в труде Мухаммеда Казима встречается множество сведений из жизни общества, которых нет в других источниках. Здесь описаны народные гуляния с фейерверками «аташбази» и выступлениями акробатов и фокусников на площадях и базарах, устроенные в честь вступления на престол шаха Аббаса III, назначения Реза Кули Мирзы наместником Ирана, празднования в Мешхеде завоевания Индии, а также свадеб Реза Кули Мирзы и Али Кули хана. В данном сочинении приводятся списки подарков, преподнесенных Надир шаху французским и русским послами, и диковинных товаров, привезенных в Иран из различных стран.

С точки зрения обилия фактического материала исследуемые хроники являются ценными источниками, содержащими сведения по истории Азербайджана, Ирана и сопредельных стран. Если Мирза Мехди хан в своем сочинении больше места уделяет описанию событий в западном регионе страны, то Мухаммед Казим, проживавший в Мерве и Хорасане, дает сведения о жизни в северо-восточных провинциях в период правления Надир шаха.

И, несмотря на то, что каждый из авторов исследуемых хроник имеет свои сильные и слабые стороны, оба изучаемых источников дополняют друг друга, позволяя более точно восстановить события периода правления Надир шаха Афшара.


Источник: azerhistory.com




Внимание! При использовании материалов, принадлежащих сайту ens.az, вы должны ссылаться на гиперссылку. Если вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и отправьте нам, нажав Ctrl + Enter.


Если у вас смартфон на ОС Android, перейдите по этой ссылке , чтобы легче читать новости Вы можете скачать и установить Ens.az из магазина.


ВИДЕО ГАЛЕРЕЯ
Спас черепаху, чтобы не раздавили!
Отвечайте с эмоциями!
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0 Комментарии
  • anonymous user
    Отправить комментарий
  • ЗАГРУЗИТЬ БОЛЬШЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

X