1. История

Великий и неизвестный: Максим Березовский

Великий и неизвестный: Максим Березовский

Великий и неизвестный: Максим Березовский

Максим Березовский… как-то так получилось, что один из величайших первых русских композиторов, которых узнала и признала Европа, сейчас практически не известен. Особенно удивительно это на фоне факта, что Максим Березовский стал Академиком Болонской академии – вслед за Моцартом, кстати. И имя его выбито золотыми буквами на мраморной доске в Болонской академии.

Он был одним из “незримых” героев фильма Андрея Тарковского “Ностальгия”. И по легенде – соучастником возвращения на родину княжны Таракановой. О нем написал исторический рассказ под названием “Максим Созонтович Березовский” российский писатель и драматург Нестор Кукольник.

А почему у Тарковского этот композитор – “незримый” герой? Просто там он выведен под другой, но похожей фамилией – Сосновский. И на экране не появляется. Вот и “незримый”…

Так кем же был этот загадочный прототип Сосновского? Какая была у него судьба? И почему он оказался в забвении? История музыки в России насчитывает тысячелетия. Профессиональная школа начала формироваться в XVIII в. Было это давно, может быть, поэтому многие фамилии незаслуженно забыты. Но имя Максима Березовского – более чем незаслуженно.

Началось все в Глухове, небольшом городке в Сумской области тогда еще НА Украине. Как показывает история, Глухов всегда был славен голосами, своими хорами. Глуховские певчие были известны не только по всей Российской империи, но и по всему миру.

“Помнишь, в дожинки как распоются наши красавицы: сто горлышек таких, каких нет ни у одной итальянской актрисы”, – писал Кукольник в своем рассказе “Максим Созонтович Березовский”.

Хоровое пение, кстати, – наиболее древняя, устойчиво сложившаяся область русского музыкального искусства. Высокие традиции хорового исполнительства установились еще в древней Руси. В значительной степени это объясняется влиянием Православной церкви, в которой никакое инструментальное музицирование невозможно, разрешено и культивируется лишь хоровое пение. Этими историческими условиями в значительной степени был подготовлен высокий расцвет хоровой культуры в XVIII веке.

И вот в городке Глухове 25 октября 1745 г. родился Максим Березовский. Правда, сейчас везде деликатно и политкорректно указывается: “российские композиторы украинского происхождения, основоположники русской композиторской школы”, они же – признанные музыканты в Италии.

Но при чем тут термин “основоположники”? На первый взгляд, в этой формулировке есть некоторая неувязка, ведь основоположником русской композиторской школы считается (и справедливо) Михаил Глинка. А все дело в том, что был и “до-глинкинский” период, и вот о нем-то почему-то совсем мало известно. Но музыка-то была! Вполне сопоставимая с той, которую мы называем европейским классицизмом или более ранним барокко. И вот в этом периоде и оставил ярчайший след М.Березовский.

О нем написал замечательную и очень интересную книгу-исследование “Болонский академик по прозвищу “Русский”. М.С. Березовский” прекрасный писатель, телеведущий и путешественник Константин Ковалев-Случевский. Этот неутомимый исследователь провел гигантскую изыскательную работу, благодаря которой среди множества его прочих книг появились книги о Березовском и, кстати, о вышеупомянутом Бортнянском.

М.Березовский (1745 – 22 марта 1777, Петербург) – фигура глубоко трагическая. Долгое время о его жизни было известно только по рассказу драматурга Кукольника. Серьезные исследования начались лишь в прошлом столетии. Березовский родился – предположительно – в казацкой семье, также предположительно, что высшее образование он получил в Киево-Могилянской академии. Как человека с выдающимися музыкальными способностями его послали в столицу.

В Петербурге М.Березовский пел в придворной опере. Дворцовый переворот 1762 г. перевернул все, и жизнь певца в том числе, и Березовский, как и многие придворные музыканты, оказался в итальянской оперной труппе в Ораниенбауме (пригород Санкт- Петербурга). И все это время, начиная с подросткового возраста, Березовский не только пел, но и сочинял музыку.

Невозможно сказать, что таланты тогда не ценились. По традиции Березовского на несколько лет отправили в Италию – продолжать совершенствоваться уже в композиторском мастерстве.

“Глубокоуважаемому синьору Антонио Маццони, президенту и профессорам музыки, 15 мая 1771. Максим Березовский, прозванный Русский, желая быть принятым в качестве композитора и капельмейстера известнейшей филармонической Академии, просит синьора президента и членов филармонической Академии допустить его к испытанию для принятия в Академию…” – так пишет в своей книге о Березовском К. Ковалев-Случевский.

А вот как описывает процедуру экзамена Кукольник: “Березовский и Моцарт в одно время трижды застучали в двери; цензоры выпустили затворников”. Однако сдавали важный экзамен они не одновременно – хоть это известно точно.

Болонья тогда – практически центр музыкальной культуры всего мира. Поэтому звание Болонского академика-композитора давало натуральную “путевку” в музыкальную европейскую жизнь. Следом за Моцартом Болонским академиком единогласно стал Березовский. Для получения этого почетного звания нужно было написать несколько музыкальных работ.

Тосковал ли Березовский по родине? Конечно, тосковал. Ведь он резко сменил свой образ жизни, оторвался от привычных корней, от любимых пейзажей, от родной речи… Это была та самая тоска-ностальгия, которая сквозной темой проходит в фильме Тарковского.

Но вот как интересно описывает возможную сцену Кукольник: “Итальянцам не совсем была понятна тоска Березовского, но маленький Моцарт легко понял Максима Созонтовича, он сам думал то же”. Конечно, многое у Кукольника можно посчитать вымыслом, но и в самой жизни Березовского до сих пор больше тайн, чем твердых установленных фактов.

Однако ностальгия ностальгией, но в Италии Березовский все же пишет оперу “Демофонт”. Оперу ему заказали, что опять же является признанием талантов русского композитора: в то время кому попало опер не заказывали. Впервые опера была поставлена в Ливорно.

Вот как написано о Березовском в рецензии ливорнской газеты “Новости света” о первой постановке: “Среди спектаклей, показанных во время последнего карнавала, надобно особенно отметить оперу, сочиненную регентом русской капеллы, состоящим на службе у Ее величества императрицы всея России, синьором Максимом Березовским, который соединяет живость и хороший вкус с музыкальным знанием” (цитируется по книге Ковалева-Случевского). Для тех, кто хорошо знает историю и культурологию, не секрет, что похвала итальянцев в то время в сфере музыки – признак высшего, мирового признания. Но наступала пора и других стран. А вот дальше – сплошные тайны и легенды.

Имя Березовского тесно связывают с именем княжны Таракановой. Считается, что в Ливорно на премьере оперы “Демофонта” небезызвестная княжна Тараканова – “претендентка на российский престол”, выдававшая себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского, – присутствовала. В Ливорно же стояла и эскадра графа Орлова.

По одной из версий, эта эскадра ушла домой вместе с Таракановой и Березовским. Это, конечно, только предположение, которое ничего не объясняет. Согласно версии Кукольника, Березовский встретил своего брата, служившего на одном из кораблей. На самом деле даже год отъезда Березовского из Италии точно не установлен. Считается, что он был в Италии с 1765-го до примерно 1774 г. В общем, так или иначе, но Березовский возвращается в Петербург, где наступает самый тяжелый и самый короткий этап его жизни.

“Не отвержи мене во время старости”. Так называется концерт ле минор, самое знаменитое из сохранившихся произведений композитора. Концерт отличает строгость стиля, драматизм, мастерство разработки материала, полифоническое разнообразие фактуры, он является признанной вершиной творчества этого замечательного русского композитора.

Характерной его особенностью является соединение традиций православного многоголосного пения с западноевропейским жанром passions motet (“страстного концерта”). Возможно, именно этим объясняется исключительное эмоциональное воздействие, эталонная роль произведения для русской музыки последующего века, не только духовной, но и светской. Однако дожить Березовскому до старости было не суждено. Он покончил с собой, перерезав себе горло в возрасте тридцати одного года.

По другой версии Березовский просто заболел горячкой и скончался. Скорее всего, верна все-таки последняя версия. Потому что сколько-нибудь серьезных причин, которые могли бы довести композитора до самоубийства, исследователи толком определить не могут. При дворе Березовского ценили – настолько, насколько там вообще могли ценить таланты. С финансовой стороной жизни были, правда, нелады. Это известно более-менее точно. Постоянная нужда и невозможность реализовать себя в качестве композитора в той мере, в какой он сам себе это представлял, могли привести его к душевному кризису.

А вот что было с личной жизнью Болонского академика “Русского” – сплошные загадки. Достоверно известно лишь об одной свадьбе Березовского, причем не простой свадьбе, а с именным указом Екатерины II по этому поводу, да еще и с подарком невесте в виде свадебного платья с монаршего плеча: “Императрица “изволила указать… певчему Максиму Березовскому дозволить жениться… на танцевальной девице Франце Ибершерше и притом соизволила… пожаловать ей платье” – писал в своей книге Константин Ковалев-Случевский.

О свадьбе – известно, но вот куда делась потом юная “танцевальная девица Франца” – не знает никто. Бросила своего мужа? Умерла? Поэтому считается, что Максим Березовский мог быть женат дважды. Однако получилось так, что семейный архив Березовского сохранить и передать было некому.

“Не отвержи мене” – самое знаменитое, самое зрелое и мощное из известных духовных произведений Максима Березовского. К сожалению, большая часть огромного наследия Максима Березовского утрачена. Сама биография его полна неточностей, несоответствий и нуждается в бесконечных уточнениях по всем пунктам. Но не оставляет надежда, что когда-нибудь мы узнаем об этом замечательном композиторе более подробно.

Нецензурные, оскорбительные и прописные комментарии не принимаются.